Вернуться к обычному виду
«Мы многонациональное общество, но мы единый народ».

В.В. Путин

Мордва

Мордва В Самарской области проживает 67 860 человек (2010 год)

Самоназвание - мордвины, мордовцы, эрзя.
Численность и расселение. Общая численность – около 800,0 тыс. человек. Основное население Мордовии (333,1 тыс. человек). Расселены в Российской Федерации сравнительно небольшими группами на огромной территории от Калининградской области до Дальнего Востока, а с конца XIX века в Южной Сибири и Закавказье. Проживают в Украине, Казахстане, Узбекистане, Киргизии, Белоруссии, Латвии, Эстонии.
Антропологический тип – европеоидный. В то же время антропологический облик мордвы сильно дифференцирован у различных групп. Среди части мордвы-мокши распространён субуральский тип. Для большей части мордвы-эрзи характерен сурский тип атланто-балтийской расы. У некоторых групп мордвы-эрзи и южной мордвы-мокши встречается северопонтийский тип центральноевропейской расы, характерный также для русских Поволжья.
Родной язык – Мордва говорит на двух близкородственных языках – мокшанском и эрзянском. Они относятся к финно-угорский языковой группе, которая вместе с самодийскими языками образует более обширную уральско-юкагирскую языковую семью.
Традиционная религия. Верующие - в основном православные, есть также приверженцы народной религии (традиционная религия мокшан - мокшень кой), лютеране и молокане.
Этнические группы. Этноним мордва объединяет несколько этнических групп, самые многочисленные из которых эрзя и мокша. Эрзя населяет восточные районы Республики Мордовия, мокша – западные и южные. В Самарской области эрзя расселена, в основном, на левобережье Волги, мокша – на правобережье. К мордве относятся также каратаи, испытавшие на себе влияние татар (Камско-Устьинский район Республики Татарстан), терюхане - обрусевшая мордва (Дальне-Константиновский район Нижегородской области) и шокша - локальная группа эрзи, имеющая мокшанские и русские языковые заимствования (Теньгушевский и Торбеевский районы Республики Мордовия).

Этногенез и история заселения Самарской области
В первой половине XVII века мокшане и эрзяне переселяются за Волгу, а в XVIII веке широко расселяются по Самарской, Уфимской и Оренбургской губерниям. Первые группы мордовского населения появились на территории Самарского Поволжья в эпоху Золотой Орды. В настоящее время известно 12 археологических памятников того времени, где обнаружены артефакты с чертами, характерными для материальной культуры мордвы: три грунтовых могильника, семь поселений, городище и клад вещей. После распада Золотой Орды можно предположить уход основной части мордвы на свои исконные или сопредельные с ними территории.
Вторая волна проникновения мордовского населения на территорию Самарского Поволжья начинается с середины XVI века. Первые поселения мордвы появляются на волжском правобережье во второй половине XVII века практически одновременно с русскими. Причем населяла их первоначально мокша. Об этом свидетельствуют материалы могильников, расположенных на территории Самарской Луки у сел Шелехметь, Бахилово и Торновое. На территории будущего Ставропольского и Самарского уездов с 1700 года существовали мордовские поселения Нижнее и Верхнее Санчелеево, основанные выходцами из Казанского и Арзамасского уездов. В 70-80-е годы XVII века появилась крупная группа русско-мокшанских селений в Ставропольском уезде: Лопатино, Узюково, Подстепки и Ягодное.
На левобережье Волги первые поселения мордвы появились во второй половине XVII века, после строительства Закамской сторожевой линии вдоль реки Черемшан. Наиболее крупные группы населения осели в лесостепном районе к северу от реки Кинель.
К концу XVIII века территория расселения мордвы в Самарском крае значительно расширилась – она полностью охватила Ставропольский, Самарский, Бугульминский, Бугурусланский и северную часть Бузулукского уездов. В этот же период начинается освоение мордвой южных районов Самарского Поволжья, где она не создавала новых поселений, а селилась уже в существующие с инонациональным населением, что способствовало началу ее активной ассимиляции.
Колонизация земель Самарского Поволжья сочетала в себе несколько направлений – правительственную, церковно-монастырскую, владельческую и вольную. Эрзянское и мокшанское население участвовало, главным образом, в вольной колонизации и отчасти в государственной в числе «служилых инородцев», направленных на Карлинскую (XVI век), Симбирскую и Закамскую (XVII век), Ново-Закамскую и Самарскую (XVIII век) укрепленные линии.
Для миграции мокши и эрзи в XX веке наиболее характерно движение в города, где было развернуто масштабное промышленное строительство.

Типы поселений
Для северных районов проживания мордвы был характерен гнездовой тип расселения, при котором деревни располагались группами. Планировка поселений была разнообразна – беспорядочная, круговая, рядовая, радиальная и уличная. Различны были размеры поселений – от 150-300 дворов в лесной зоне и до 1000 дворов в южных степных районах.

Типы жилья
Постройки в основном были срубной конструкции, предпочтение при строительстве отдавалось сосне. Основным кровельным материалом на юге была солома, в северных районах использовался тес. Жилище было либо двухраздельным - жилая часть и сени, либо трехраздельным, когда эти два помещения дополнялись горницей. Планировка жилой части была в основном среднерусского типа: печь располагалась у двери в одном из углов, устьем была обращена к окнам передней стены, по диагонали от печи располагался передний угол. Вдоль стен набивались широкие лавки, лавка сбоку от входной двери завершалась вертикальной доской с верхом, вырезанным в виде конской головы. У мокши в простенке между печью и задней стеной устраивался широкий дощатый настил. Под потолком делали полати для спанья, рядом с печью стоял шкаф-ларь для посуды, на стене у печи подвешивалась для хранения ложек ложкарница, сделанная из прутьев, лыка, бересты или дерева. Для мокши был характерен открытый двор, для эрзи – закрытый, иногда двухэтажный. В состав жилищно-хозяйственного комплекса входили сараи, хлев, конюшня, баня с печью-каменкой и другие постройки, а также полуземлянка из двух помещений, в которой хранили особо ценное имущество, в частности зерно и одежду, летом здесь спали. На улице напротив дома ставился виход – погреб с наземной надстройкой.

Традиционное хозяйство и промыслы
Основу хозяйства мокши и эрзи составляло пашенное земледелие в сочетании с домашним животноводством и промыслами. В структуре посевных площадей значительное место занимали черные хлеба - озимая рожь, овес, ячмень, полба, в Бузулукском и Бугурусланском уездах — пшеница. Мордва повсеместно выращивала также репу, коноплю и лен, со второй половины XIX века сажали картофель. В более южных селах на бахчах выращивали дыни, арбузы, тыкву, подсолнечник. Как промысел огородничество получило развитие у мордвы Бугульминского, Бузулукского и Ставропольского уездов. Садоводство у мордвы Самарского края стало развиваться лишь с XX века.
Мордва Самарского региона долго сохраняла приверженность к древнейшему занятию бортничеством. Сохранились свидетельства о бытовании у мордвы соколиной охоты. Повсеместно мордва для охоты держала борзых или гончих собак.
Рыболовство у мордвы также было достаточно развито. Рыбу ловили различными способами - «заколами, мережами, городьбой, сетями, бреднями, удочками, лукошками».
Важными в хозяйстве мордвы были местные и отхожие промыслы. Заметное место среди них занимало сукноткачество (село Старые Сосны), смолокурение, приготовление древесного угля (село Старая Бинарадка), выжигание извести (Аманакская волость, ныне – Похвистневский район), производство кирпича (село Большая Каменка, ныне муниципальный район Красноярский), заготовка строительного материала, дров и т.д. Было характерно и гончарное производство. Важным подспорьем для семьи было занятие извозным промыслом - перевозили хлеб, рыбу, уголь, дрова как в пределах уезда и губернии, так и за ее пределы.
Довольно обширные пастбища края способствовали разведению значительного количества овец простой разношерстной, черкасской (курдючная шерсть) и испанской тонкорунной пород. В большом количестве разводили и свиней на мясо и для щетины. Крестьяне держали кур, уток и гусей.

Национальная кухня
Традиционная пища состояла в основном из продуктов земледелия – кислый хлеб, который выпекался в вытопленной печи, жидкие каши из проса, чечевицы, гороха, заправленные конопляным маслом, толстые пшенные блины, пироги с различной начинкой. Жидкие блюда готовились на мясном или грибном бульоне с добавлением квашеной капусты, круп, летом ели окрошку, сделанную на основе кислого кваса. Значительное место в питании занимали овощи, а также продукты собирательства. Мясо потребляли в вареном виде, его готовили впрок, засаливая или подвергая копчению, использовали при изготовлении пельменей. В пищу шло молоко и молочные продукты, особенно творог. Безалкогольными напитками были квас, кислое молоко, березовый сок, хмельными – пуре на основе меда и поза из ржаной муки или сахарной свеклы.

Национальный костюм
При значительном сходстве выделаются мокшанский и эрзянский комплексы одежды, внутри которых существуют свои различия. В состав женской одежды входила рубаха, которую носили с поясом, а у эрзи со сложным набедренным украшением (пулай, пулагай, пулакш), который девушка надевала в первый раз в день совершеннолетия. На вороте находилось специальное украшение-застежка (сюлгам, сюлгамо). Обильны были другие украшения – сложные нагрудники из бисера, шерстяных кисточек, монет, бусы, серьги, браслеты, кольца. Эрзянки носили высокие головные уборы с длинной, спускавшейся на спину украшенной лопастью из холста, мокшанки – двурогие головные уборы и тюрбанообразные повязки. Женщины носили остроносые кожаные сапожки со сборками, украшенные красным сафьяном, повседневной обувью были лапти. Мокшанки носили вязаные наколенники.
Есть разница и в женском костюме: мокшанка носит рубашку и штаны, причём рубашка у неё спускается не до пят, как у эрзянки, а поддерживается у пояса; сверх рубашки эрзянка носит выбитый кафтан, так называемый шушпан, похожий на соответственный наряд черемиски. На голове эрзянки носят круглые кокошники и снабженные спереди рогообразным выступом сороки, а у мокшанок головной убор ближе к черемисскому и заменяется иногда полотенцем или шалью, навертываемыми в виде чалмы. Мокшанки не носят также «пулая» - назадника, украшенного бисером и длинной бахромой и распространённого у эрзянок.

Праздники и обряды
В мордовском народном календаре четко прослеживаются земледельческие традиции, в которых дохристианские языческие верования тесно связаны с христианством. Все мордовские озксы (моления), носившие общественный характер, начинались с молитвы божеству, в честь которого проводился праздник. Они совершались за деревней, у ручья или родника, а так как в старое время леса находились всегда близко к деревне, то моления происходили у опушки леса, под дубом, вязом, липой, березой или сосной, но осину и ель мордва избегала. Моления были как мужские и женские, так и совместные. Жрецов для совершения обрядов у мордвы не было - чаще всего молениями руководили выборные лица - озкс-атя, инь-атя, озкс-баба, инь-баба.
До озкса мылись в бане и надевали чистое платье. В дни наиболее важных озксов не работали — это считалось большим грехом (пежеть). Основным моментом всех озксов было жертвоприношение божествам, их кормление. В качестве жертв выступали разные виды животных, птиц. Жертвенной едой богов могли быть хлеб, пшено, мясо, мед, масло, пироги и лепешки, алкогольные и безалкогольные напитки. Когда моления проводились по решению общинного схода промкс, пуромкс, жертвенное животное покупали в складчину.
Одним из самых торжественных и многолюдных молений был трехдневный общинный веле озкс, проводимый после окончания полевых работ. Он был посвящен покровительнице села Вель-аве, Велень-кирде. За проведение обряда отвечал озатя и его заместители - почетные представители села. В первый день кололи быка, во второй - телку, варили большое количество пива. Первые два дня молились о здоровье сельчан и урожае хлеба, в последний - о здоровье находившихся на службе солдат.
В засушливое лето совершали моления о дожде — пиземень озкс, где обращались за помощью к божеству воды Ведь-ава, грома Пурьгинс-паз, верховному богу Нишке-паз. Этот обряд проводили у избранного водного источника. Участники моления обливались водой, а в дар Ведь-аве бросали кусочки еды в воду.
Озксы способствовали единению общины, консолидации усилий на успешное выполнение хозяйственных и социальных функций.

По материалам издания Дружба народов на Самарской земле. – Самара, 2015




Теги:



Возврат к списку