Вернуться к обычному виду
«Нравственность человека видна в его отношении к слову».

Л.Н. Толстой

Обозначить проблему, не обостряя её

Обозначить проблему, не обостряя её 03.12.2015

Что есть межнациональная журналистика? Как и о чем надо писать, чтобы упрочить межнациональное единство? Есть ли в медиасфере специалисты, способные со знанием дела и деликатностью рассказывать многочисленной аудитории не только об успехах проводимой национальной политики, но и о существующих проблемах? Об этом – беседа с Маргаритой Арвитовной Лянге – советником директора ГРК «Радио России», председателем Гильдии межэтнической журналистики, главным редактором приложения «Национальный акцент» к газете «Аргументы недели». Она была ведущей семинара «Профессиональные стандарты в межэтнической журналистике» , прошедшего в Доме дружбы народов Самарской области.

– Как возникла Гильдия межэтнической журналистики, почему её создание стало актуальным?

– В 2003 году она возникла сначала как журналистский тематический клуб, где собирались немногочисленные по-настоящему интересующиеся национальным вопросом коллеги. Сегодня это общественная организация с отделениями в 25 регионах страны, часть гражданского общества.

– Как вы оцениваете сегодняшний уровень осмысления межнациональных отношений журналистским сообществом?

– Журналистика не до конца еще готова к всестороннему и тщательному освещению этнической тематики. И тому есть объективные причины.  В советский период нашей истории пропагандировалась исключительно «дружба народов». Но ведь национальная тематика заключается не только в репортажах о народных праздниках и интервью с руководителями многочисленных этно-культурных объединений, но и в освещении острых проблем, в том числе миграции и т.н. этнической преступности. Сейчас ситуация в журналистике меняется, но опытных специалистов в межнациональной журналистике пока очень немного.

Другое, не менее важное обстоятельство – появление социальных сетей. Если раньше журналисты конкурировали между собой, то теперь они борются за аудиторию и с социальными сетями, и блогерами и Интернет-ресурсами, не являющимися СМИ.  И не всегда официальные СМИ имеют преимущество в доверии аудитории и оперативность передачи информации.

С сожалением отмечаю, что снизилось качество контента средств массовой информации. Вал рерайта вытесняет аналитику. Пропадает оригинальность материалов, мало текстов, которые «цепляли» бы за душу. Исчез «высший пилотаж» журналистики – очерк.

У нас сейчас подрастает поколение россиян, которое мало знают о своей стране, об её «этнической карте» в частности, о том, как живут многочисленные народы России. И вот эти люди уже приходят на ответственные позиции в разных сферах, в том числе в государственные, медийные структуры.

– Почему молодёжь не знает свою страну?

По большому счёту, во многих проблемах – в образовании и в профессии – виновато среднее поколение. На каком-то этапе подавляющее большинство коллег решило, что уже ничего не должно младшему поколению. Но ведь мы получили очень серьёзную профессиональную базу от наших старших коллег, эстафету надо передавать дальше, чтобы журналистский уровень в стране рос.

- Что же необходимо делать для достижения этой цели? Есть ли осознанная стратегия её достижения, конкретный успешный опыт?

- Недавно закончилась Школа межэтнической журналистики для молодых журналистов, это был пилотный проект на три месяца в девяти регионах. Интерес огромный. Когда мы объявили конкурс в Москве, к нам пришли ребята из весьма престижных вузов – МГИМО, МГУ, Высшей школы экономики. У себя в вузах они пока получить эти знания не могут. Фактически мы обучили курс – порядка ста человек в девяти регионах. После того, как ребята побывали в «творческой командировке» в Москве и Марий Эл, а мы постарались широко представить их творческие работы, желающих заниматься с молодежью прибавилось. Заявки на участие в проекте мы получили от 16 регионов – Самарская область в их числе.

- На ваш взгляд, журналисты больше конструируют межнациональные отношения или отражают существующее положение?

– Всё зависит от профессионализма. Когда журналист уже достаточно крепок в этой теме, он уже может на что-то воздействовать и делать свою работу осознанно, а не плыть по течению.

Пока сообщество не демонстрирует должного аналитического уровня, нужной степени осознания своей ответственности. Но есть опасение – как бы чего не вышло, давайте лучше не будем трогать тему, пока не дождёмся сводок МВД, и тогда будем связывать событие с этничностью, причём даже там, где и не нужно вовсе этого делать. Часто возникает ситуация, когда мигранты не соблюдают нормы поведения в местном сообществе – регионы разные, системы поведения тоже. И журналисты, и их аудитория кипят от негодования, но все молчат. Такое поведение и есть разжигание межнациональной розни! Молчать о сложностях в межэтнических отношениях – значит разжигать межнациональную рознь. Задача СМИ – обозначить проблему, не обостряя её

В сфере межнациональной журналистики сложно уйти от вопроса этнической преступности. Здесь крайне важно понять, как надо писать, чтобы не перенести негатив с отдельной личности на целый народ.  Это вопрос личного такта и ответственности. Но если граждане не видят, что в информационном пространстве острые насущные темы обсуждаются спокойно и открыто с целью найти выход, то возникает ощущение, что это угроза гигантских размеров. Задача СМИ – обозначить проблему, не обостряя её, обозначить роль органов власти, национальных общественных объединений в её решении. Когда напряжение вербализуется, оно становится не таким страшным. А пока получается, что больше всего упоминаний этничности в связи с криминальными событиями, и все стрелки журналисты переводят на правоохранительные органы, мы, мол, только перепечатали их сводки.

На опережение мало кто решается работать. Быть хорошим журналистом – тяжкий труд. Имитировать журналистскую деятельность легко. Но это не то, что нужно обществу, и это не совсем та профессия, которая называется журналистикой.

Хочу особо отметить: Самарская область многонациональная, здесь традиционно много делалось и делается для гармонизации межнациональных отношений. Об этом надо рассказывать как можно больше – на всех уровнях. Друг с другом надо делиться постоянно, потому что жизнь меняется, тема непростая. Это нормальный журналистский процесс, просто им мало кто сейчас занимается. А ведь очень много талантливых людей, интересных практик. Стоит обратить самое пристальное внимание на такую проблему, как отсутствие достаточной медиаграмотности у национальных общественных объединений. Надо учиться правильно себя презентовать.

– На фоне критического обострения проблемы миграции в Европе – какова, на ваш взгляд, динамика отношения к мигрантам в России?

– Хорошо, что наконец-то вспомнили, что мигранты много полезного делают для страны. С другой стороны, темы Украины, Сирии заслонила мигрантскую тематику. Так что ситуация, мне кажется, стала получше, но не из-за того, что мы всё хорошо поработали, просто на повестке дня другая горячая проблема.

Здесь надо ставить вопросы и на глобальном уровне. Если государство заинтересовано в мигрантах, наверное, есть модели их привлечения таким образом, чтобы они появлялись у нас уже более интегрированные в общероссийскую культуру. Выскажу совершенно крамольную идею – уж коли мы вынуждены принимать огромное количество мигрантов, то есть фактически обеспечиваем работой и несем все социальные нагрузки относительно значительно части населения  бывших республик Советского Союза, наверное пора ставить вопрос о политических решениях? Может быть, тогда в школах там снова будут учить русскому языку, там появятся нормальные поликлиники и детские сады, и людям не надо будет ехать в Россию лечиться и рожать?

– В России введены экзамены на знание русского, истории и права.

– Экзамен – дело правильное, но мне кажется, это полумеры. По большому счёту все интеграционные центры должны действовать за пределами России. Если мы в этом заинтересованы, то дело уже наших экономистов – сказать: в 2016 году нам нужно столько-то мигрантов, брать мы их будем вот здесь и вот здесь, значит, в 2015 году там организуются центры, идёт отбор по профессиям, идёт тестирование по языку, чтобы не было проблем. Иначе в результате у нас прибыль получают частные предприниматели, к которым едут эти бедные мигранты, а социальную нагрузку несет всё общество.

Нужно действовать так, как удобно нам. Нашему государству, как его ни назови – Российская империя, СССР, Российская Федерация, – больше тысячи лет, оно всегда было многонациональным, находило мирные формы общежития разных народов. Мы очень гибкие, у нас колоссальный опыт, которого нет у других.

Да, мы отменили пятый пункт в паспортах, но это не значит, что национальность куда-то испарилась. Что такое народ или национальность? Это не только язык, это мировосприятие, это успешная философия жизни: как строится семья и взаимоотношения в ней, какие приоритеты в воспитании детей – целый набор важных вещей. И у нас таких проверенных временем качественных наборов 193!

У нас на самом-то деле всё очень хорошо, особенно в сравнении с другими странами. Но мы, по привычке к самоуничижению, даже поверить не можем, как у нас хорошо

– Какую проблему вы бы назвали сегодня требующей наиболее скорого решения в сфере межнациональных отношений?

– В девяностые и нулевые годы шло осознание каждым этносом себя. Каждый начал заново искать свое место в истории. Важно не упустить понимание  того, что мы сделали благодаря тому, что были вместе. На общность, совместные достижения, помощь друг другу и надо обратить внимание.

Тема межнациональных отношений в обычной жизни людей мало волнует, она находится на 17-18 месте в списке беспокоящих их проблем. А на первых позициях – ЖКХ, медицинское обслуживание и т.д. Но этот этнический показатель имеет нехорошую особенность: в отличие от маркера недовольства ЖКХ и другими вещами, он растёт не плавно, а скачкообразно. Достаточно скрытого напряжения и какой-то ситуации, и тема с 17-го взлетает на второе, первое место. Надо осознавать: сфера межнациональных отношений остаётся излюбленной точкой приложения сил, стремящихся к разрушению России.

Так что нельзя расслабляться. 




Теги:



Возврат к списку